Тролики ездят медленно Разное поэтический осенний праздник

поэтический осенний праздник



Н. А. КЛЮЕВУ
( 24 апреля 1915 г. Петроград)

Дорогой Николай Алексеевич!

Читал я Ваши стихи, много говорил о Вас с Городецким и не могу не писать Вам. Тем более тогда, когда у нас есть с Вами много общего. Я тоже крестьянин и пишу так же, как Вы, но только на своем рязанском языке. Стихи у меня в Питере прошли успешно. Из 60 принято 51. Взяли Северные записки, Русская мысль, Ежемесячный журнал и др. А в Голосе жизни есть обо мне статья Гиппиус под псевдонимом Роман Аренский, где упоминаетесь и Вы. Я хотел бы с Вами побеседовать о многом, но ведь через быстру реченьку, через темненький лесок не доходит голосок. Если Вы прочитаете мои стихи, черканите мне о них. Осенью Городецкий выпускает мою книгу Радуница. В Красе я тоже буду. Мне очень жаль, что я на этой открытке ничего не могу еще сказать. Жму крепко Вашу руку. Рязанская губ., Рязан. у., Кузьминское почт. отд., село Константиново, Есенину Сергею Александровичу.

На обороте:
Мариинское почт. отд.
Олонецкой губ. Вытегорского уезда
Николаю Алексеевичу
Клюеву

________________

Читал я Ваши стихи… К 1915 г. вышло пять стихотворных сборников Н. Клюева, в том числе Сосен перезвон (два издания М., 1912 (фактически: 1911) и М., 1913), Братские песни (М., 1912), Лесные были (М., 1913). В личной библиотеке Есенина сохранилось первое издание книги Сосен перезвон с дарственной надписью: На память дорогому Сереже от А. (ГМЗЕ) и пояснительной записью А. А. Есениной: Этот сборник подарен Сергею Анной Романовной Изрядновой (там же; исполнена на отдельном листе). Скорее всего, Есенин получил этот подарок еще в 1913 г., до начала совместной жизни с А. Р. Изрядновой. В книге отмечены (крестиками, синим карандашом) три стихотворения: В златотканые дни сентября.., На песню, на сказку рассудок молчит… и Под вечер (Я надену черную рубаху…). По свидетельству А. А. Есениной, пометы принадлежат ее брату.

…много говорил о Вас с Городецким. Есенин познакомился с С. М. Городецким 11 марта 1915 г., придя к нему с рекомендательным письмом от Блока. Блок отобрал для Городецкого шесть есенинских стихотворений. Учитывая, что, в свою очередь, Городецкий дал Есенину рекомендательные письма к В. С. Миролюбову (т. е. в Еж. ж.) и к С. Ф. Либровичу (т. е. в журн. Задушевное слово), среди отобранных Блоком стихотворений предположительно могли быть тексты, позднее появившиеся в Еж. ж. (1915, 6), Сыплет черемуха снегом…, Троица (Троицыно утро, утренний канон…), Девичник (Я надену красное монисто…), а кроме того, представленное туда же (но до настоящего времени не обнаруженное) произведение Галки и напечатанное в Задушевном слове (1915, 24) стихотворение Черемуха. В 1915 г. в Москве и Петрограде Есенин неоднократно читал поэму Русь и стихотворение Выткался на озере алый свет зари…. Среди привезенных им из Москвы в Петроград стихотворений были, безусловно, и опубликованные в журн. Голос жизни (1915, 17, 22 апр.): Рыбак (Под венком лесной ромашки…), Гусляр (Тёмна ноченька, не спится..), Пахнет рыхлыми драчёнами… (В хате), Богомолки (По дороге идут богомолки…); см. также наст. изд., т. 1, с. 442.

Стихи он принес завязанными в деревенский платок, вспоминал С. Городецкий о первой встрече с Есениным. С первых же строк мне было ясно, какая радость пришла в русскую поэзию. Начался какой-то праздник песни. Мы целовались, и Сергунька опять читал стихи. Но не меньше, чем прочесть стихи, он торопился спеть рязанские прибаски, канавушки и страдания… Застенчивая, счастливая улыбка не сходила с его лица. Он был очарователен со своим звонким озорным голосом, с барашком вьющихся льняных волос, которые он позже будет с таким остервенением заглаживать под цилиндр, синеглазый. Таким я его нарисовал в первые же дни и повесил рядом с моим любимым тогда Аполлоном Пурталесским, а дальше над шкафом висел мной же нарисованный страшный портрет Клюева. <...>
Есенин поселился у меня и прожил некоторое время. Записками во все знакомые журналы я облегчил ему хождение по мытарствам (Восп., 1, 179180).

…не могу не писать Вам. Это письмо положило начало переписке поэтов, продолжавшейся многие годы. Лично Есенин познакомился с Клюевым осенью 1915 г. во время второго приезда в Петроград. В течение 19151917 гг., а затем и в 1923 г. поэты неоднократно выступали совместно с чтением стихов.

…у нас с Вами много общего. ~ на своем рязанском языке. Эта автохарактеристика Есенина практически полностью совпала с высказываниями критиков о близости есенинского и клюевского творчества. П. Н. Сакулин, говоря в статье Народный златоцвет о тех писателях, которые, свободно развернув свою поэтическую индивидуальность, не порвали с народной почвой, творят в народном стиле и часто для народа, отмечал, что Есенин и Клюев кровные дети крестьянской России. Живут в деревне и ведут мужицкое хозяйство. <...> Сродни Клюеву молодой двадцатилетний певец С. А. Есенин. <...> Порою кажется даже, что он еще не определился и нередко поет по внушению своего более зрелого собрата (журн. Вестник Европы, Пг., 1916, 5, май, с. 200, 204). Уже первые рецензенты отмечали и особый рязанский язык Есенина. В каждой губернии, писала З. Бухарова, целое изобилие своих местных выражений, несравненно более точных, красочных и метких, чем пошлые вычурные словообразования Игоря Северянина, Маяковского и их присных (газ. Петроградские ведомости, 1915, 11 (24) июня, 128).

Отвечая Есенину в авг. 1915 г., Клюев вспомнил о его апрельской информации: Я дивлюсь тому, какими законами руководствовались редакторы, приняв из 60-ти твоих стихотворений 51-но. Это дурная примета, и выразить, вскрыть такую механику можно лишь фабричной поговоркой: За горло, и кровь сосать, а высосавши, заняться тщательным анализом оставшейся сухой шкурки, чтобы лишний раз иметь возможность принять позу и с глубокомысленным челом вынесть решение: означенная особь в прививке препарата 606-ть не нуждается, а посему изгоняется из сонма верных (Письма, 208; упомянутый препарат это сальварсан, применявшийся в то время как средство от сифилиса).

Если Вы прочитаете мои стихи, черканите мне о них. 2 мая 1915 г. Клюев отвечал Есенину:
Милый братик, почитаю за любовь узнать тебя и говорить с тобой, хотя бы и не написала про тебя Гиппиус статьи <...>. Но, конечно, хорошо для тебя напечатать наперво 51 стихотворение.
Если что имеешь сказать мне, то пиши немедля, хотя меня и не будет в здешних местах, но письмо твое мне передадут. Особенно мне необходимо узнать слова и сопоставления Городецкого, не убавляя, не прибавляя их. Чтобы быть наготове и гордо держать сердце свое перед опасным для таких людей, как мы с тобой, соблазном. Мне многое почувствовалось в твоих словах продолжи их, милый, и прими меня в сердце свое (Письма, 196; выделено автором).

Клюев сочувственно (хотя и с некоторой долей иронии) оценил другие стихи Есенина, прочитанные им в Еж. ж. (1915, 6). 22 июля 1915 г. он писал редактору журнала В. С. Миролюбову: Какие простые неискусные песенки Есенина в июньской книжке, в них робость художника перед самим собой и детская, ребячья скупость на игрушки-слова, которые обладателю кажутся очень серьезной вещью (Письма, 306).

9 июля 1915 г. Клюев спрашивает Есенина: Мне бы хотелось узнать, согласен ли ты с моим пониманием твоих стихотворений: я читал их в Голосе жизни и в Ежемесячном журнале (Письма, 202). Это более раннее клюевское письмо Есенину с мнением о его стихах ныне неизвестно.

Осенью Городецкий выпускает мою книгу Радуница. Эту книгу С. Городецкий первоначально собирался выпустить в собственном издательстве Краса. В. С. Чернявский писал Есенину 26 мая 1915 г.: Слышал, что уже объявлено о твоей книге в издательстве Краса. Что и как в этом смысле, поддерживаешь ли отношения с Городецким… (Письма, 199). 4 июня 1915 г. уже сам Городецкий просил Есенина: Пришли мне свою книжку теперь же, хоть как она есть (Письма, 200; выделено автором). Очевидно, просьба Городецкого не была выполнена, так как 7 авг. 1915 г. он вновь спрашивал Есенина: Ведешь ли список своих стихов и составил ли книжку? (Письма, 204).

Осенью 1915 г. Городецкий пытался устроить есенинскую книгу в издательство товарищества И. Д. Сытина. В связи с этим он писал А. В. Руманову 23 окт. 1915 г.: Юнец златокудрый, который принесет тебе это письмо, поэт Есенин (я тебе говорил рязанский крестьянин). Не издашь ли его первую книгу Радуница у Сытина? Если поможет делу, я напишу предисловие. Стихи медовые, книга чудесная. Приласкай! (Письма, 307).

Радуница вышла в янв. 1916 г. в издательстве М. В. Аверьянова (Петроград) без каких-либо предисловий. В автобиографии 1924 г. Есенин отмечал, что изданием Радуницы обязан Клюеву: Он отыскал мне издателя М. В. Аверьянова, и через несколько месяцев вышла моя первая книга Радуница (наст. изд., т. 7, кн. 1).

В Красе я тоже буду. Это литературно-художественное объединение возникло весной 1915 г. в Петрограде по инициативе С. Городецкого и просуществовало около полугода. 25 окт. 1915 г. Есенин участвовал в литературном вечере Краса, состоявшемся в концертном зале Тенишевского училища (см. также наст. изд., т. 7, кн. 2, раздел Афиши; Вдовин В. А. Есенин и литературная группа Краса. Журн. Научные докл. высш. школы: Филологич. науки, М., 1968, 5, с. 6680; коммент. к п. 53 в наст. томе). Возможно также, что здесь идет речь об одноименном литературно-художественном сборнике, объявленном С. Городецким в перечне книг издательства Краса под рубрикой Печатается (в кн. А. С. Пушкину. Стихотворение С. Городецкого с примечаниями, Пг.: Краса, 1915, с. [22]). В его содержании, в частности, значилось: Сергей Есенин. Усильник. Сб. Краса в свет не вышел; произведение поэта с таким заголовком неизвестно. По мнению В. А. Вдовина (упомянутая статья, с. 7475), Есенин впоследствии выпустил это сочинение под названием Ус (его текст наст. изд., т. 2, с. 2225). Гипотеза исследователя до сих пор не получила документального подтверждения.

1 thought on “поэтический осенний праздник”

  1. Олег Сергеевич says:

    Здравствуйте, Мартин Алексеевич!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *